СТЕНЫ И ДОРОГИ

В первой трети прошлого века во Франции жил-был такой политический деятель – Андре Мажино. Ничего плохого про него, в общем, сказать нельзя. В Первую Мировую войну проявил себя героически, добровольцем пошел на фронт, хотя был доктором юриспруденции, и, ни много ни мало, депутатом Национального собрания Франции. Выслужился в сержанты (за дело, был хладнокровен и смел), ранен под Верденом, награждён высшей военной наградой Франции – Военной Медалью, ну и орденом Почетного легиона. После войны снова занялся политикой, вернулся в парламент. В 1922 году назначен военным министром. И вот на этой должности совершил то, благодаря чему его имя вошло в учебники истории. Он стал инициатором создания мощной линии военных укреплений на восточной границе Франции. О «линии Мажино» слышали? Вот, это она самая. Строили её в 20-е и 30-е годы ХХ века. Совершенствовали вплоть до 1940-го года. 39 долговременных оборонительных укреплений с кучей подземных этажей и толстенными, до 4 метров, стенами, 75 бункеров, 500 артиллерийских и пехотных блоков, 500 казематов, блиндажи и наблюдательные пункты, не говоря уже про  всякую мелочёвку типа рвов и окопов, электростанций, мощных вентиляционных установок, телефонных станций, госпиталей, комнат отдыха, недосягаемых для снарядов и авиабомб. Длина линии – 400 километров. Стоимость, внимание, 3 миллиарда франков! Один миллиард американских долларов по тогдашнему курсу. Полноценных тогдашних долларов.

И что? И ничего. С началом реальной серьезной войны немцы сначала обошли танками эту самую линию, потом и прорвали её. Одной пехотой, без танковой поддержки. И весь 300-тысячный гарнизон мощнейшей линии просто сдался. Андре Мажино этого не увидел. Он собственно, даже окончания строительства линии не увидел, умерев в январе 1932 года от тифа.

Впрочем, Мажино со своей идеей мощной линии был не одинок. Линия Маннергейма, линия Сталина, линия Молотова, Атлантический вал, Восточный вал, линия Зигфрида, несть им числа. И что? И ничего. Все были быстро или относительно быстро прорваны или обойдены, не оправдали заложенных надежд и не окупили затраченных усилий.

Генерал-фельдмаршалу Хельмуту Карлу Бенхарду фон Мольтке, известному военному теоретику и практику часто приписывают фразу: «Стройте железные дороги, а не крепости!». Говорил он это или нет, точно неизвестно, однако сей военный деятель, победитель французов и австрийцев, блестящий генштабист, сооснователь Германской империи, практикой подтверждал истинность данного утверждения. Именно правильными маневрами и быстрой переброской войск, в том числе и по железным дорогам,  Мольтке одерживал стратегические победы. И впоследствии немцы, используя доктрину Мольтке, быстро перебрасывая войска по своим великолепным дорогам, могли достаточно долго противостоять численно и экономически превосходящим противникам.

Собственно, о том, что дороги – основа обороны, единства страны и развития экономики, знали еще древние римляне. Впрочем, как и древние индийцы и китайцы. Но у римлян сухопутные дороги стали, можно сказать, визитной карточкой империи. Некоторые из них до сих пор служат по прямому назначению, а технологии и приемы, впервые использованные римлянами, применяются и по сей день.

Примерно в те же годы, когда во Франции в линию Мажино вбухивались огромные средства, в Соединенных  Штатах Америки президентом стал целеустремленный и решительный Франклин Делано Рузвельт. Его страна болела. Тяжело. Великая депрессия убила надежды миллионов и просто погубила множество людей. Экономику лихорадило. На улице, без работы, без надежды, без средств к существованию оказались десятки миллионов. Каждый пятый американец был безработным. По всей территории США от 25 до 90 % детей страдали от недоедания.

Что делает Рузвельт? Он проводит жесткую линию, известную как «Новый курс».

Среди прочих мер решительно стабилизируется банковская система.  По фиксированным ценам скупаются  излишки продовольствия, выплата фермерской задолженности откладывается на длительный срок.

Управление общественных работ задействует армию безработных на посадках лесов (привет карпатскому лесу-кругляку), строительстве школ (привет нашей школьной реформе), и, главное и самое масштабное – строительстве дорог и другой инфраструктуры. В  результате принятых правительством мер, за первый год «Нового курса» совокупный объём производства в США увеличился на 45%. А американские хайвеи сегодня – визитная карточка страны.

Дороги спасли страну. А крепости – нет.

Собственно к чему это всё ведется. Нет, дороги и у нас строятся. Ну как строятся, постраиваются. Видимо, укладываются с таким расчётом, чтобы через некоторое время их нужно было переукладывать (привет вечным дорогам Вечного Рима). Или зачем-то все покрывается  плиткой. Не спорю, красиво. Особенно где-нибудь на Юге, на средиземноморском побережье Турции, например, там морозов не бывает, вода не превращается в лед, плитки не коробятся. А у нас через некоторое время мало того, что дети не могут нормально кататься на своих скейтах, роликах, самокатах, так и дамам приходится прощаться с каблуками на шпильках. Во всех смыслах прощаться. А кульбиты прохожих на плитке в морозно-дождливый период заслуживают высших оценок по гимнастике и акробатике. Нет, когда укладывается не тонкая плиточка, а капитальная фактически брусчатка, как кое-где в центре города – это совсем другой коленкор. И ровно, и плотно, и качество камня другое, и на десятилетия. Но большинство то плитки уложено так, что в щели не только клубнику – пшеницу можно сеять.

Но у нас же всё хорошо, да? И нам не нужно строить нормальные дороги, нам нужно строить стены. Европейский вал, например. Парламент срочно голосует за выделение дополнительно трехсот миллионов на возведение эпохального оборонительного сооружения. Триста миллионов. Гривен. Сколько это в нынешних долларах? 12 миллионов, примерно? Я понимаю, что и труба пониже, и дым пожиже, но об эффективности кто-нибудь думал? Или только о распиле? Даже не о военной эффективности. Потому что тут и так всё понятно, в случае серьезной заварушки, результат будет такой же, как и у остальных эпохальных оборонительных «линий» и «валов». Об эффективности экономической идет речь.

Дадим слово одному из нескольких парламентариев нынешнего состава Верховной Рады, действительно болеющих за страну, а не за свой карман, и не следующему за некими абстрактными идеологическими жупелами – Вадиму Рабиновичу: «Я хочу, чтобы вы знали, какие это изменения: срочно, немедленно «для спасения страны» понадобилось проголосовать за изменения в бюджете, которые подразумевают, что 300 миллионов нужно срочно на эту стену. Срочно, иначе мы не выживем. Лучше бы они потратили эти деньги на нужды людей. Я там ходил, смотрел стену эту. Даже не знаю, как комментировать данное событие. Я считал, это ушло в прошлое, что мы это отсмеялись, обсудили. И опять, оказывается, это происходит. Я надеюсь, что все-таки в Верховной Раде мы вернемся к этому вопросу, и господин Гройсман передумает выделять 300 миллионов на очередное строительство».

И ещё о дорогах. Когда решения принимает не экономика, а политика, и, тем паче – идеология – это всегда приводит к кривым результатам. Мастерская мира сейчас находится в Китае и соседних странах Юго-Восточной Азии. Основной потребитель – на Западе. Соответственно – основной маршрут перевозок – Восток-Запад. Возникает естественная необходимость встроиться в этот маршрут, и получать с него неплохие дивиденды. Вместо этого с упорством, достойным лучшего применения, проталкиваются мертворожденные рокадные проекты Север-Юг. Очень хочется повторить «успех» нефтепровода «Одесса-Броды», навязанного иностранными «друзьями»?

По понятным причинам практически похоронен проект вокругчерноморской трассы, как части великого пути Восток-Запад. А ведь его реализация могла дать нашей Бессарабии, по некоторым данным, возможность перевалки до 30 миллионов тонн грузов в год. Вместо этого продвигается «Виа Карпатия», которая, мало того, что весьма спорна в экологическом отношении (привет многострадальным Карпатам), так ещё и выгодна, в первую очередь, одной соседней стране, которая уже (привет нашей дипломатии) оттяпала у нас богатый шельф Змеиного и постоянно препятствует развитию судоходства на наших участках Дуная. 

Тарас Шевченко когда-то ждал Вашингтона с новым и праведным законом. Похоже, не дождались... Так может, хотя бы Рузвельта дождемся с его «Новым курсом», строительством дорог и возрождением страны?

 

Андрей Фадеев

Добавить комментарий

Автору будет очень приятно узнать обратную связь о своей новости.

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Комментариев 0